Жизель.
Возвращение в Париж

Адольф Адан
26 августа
BELGOROD MUSICFEST 2022
Борислав Струлёв и друзья
Балет-бал в 2 действиях
Ближайшие спектакли:
Михаил Венщиков
Хореография и идея
Екатерина Сафронова
Либретто
По мотивам первого либретто Теофиля Готье,
вдохновлённого поэмой Виктора Гюго «Фантомы»

Татьяна Королёва
Художник по костюмам
Краткое содержание
Пролог
Лунная ночь, городское кладбище. Молодой граф скорбит над могилой своей возлюбленной, в смерти которой он видит свою вину. Вилисы, духи умерших до свадьбы девушек, сходятся вокруг него в мрачном хороводе. Мольбы о пощаде не находят отклика в их очерствевших сердцах. Графа ждет вечное забвение в темных стенах старого склепа.

Удовлетворив жажду отмщения, вилисы принимают в свои ряды новую избранницу. Ей становится бывшая возлюбленная графа — Мирта.

Действие 1
Проходит время. Мирта, отрешившись от земных воспоминаний, становится предводительницей вилис. В эту ночь вилисы готовы призвать юную испанку, которую погубила ее безудержная страсть к танцу. Узники вилис, ожившие мертвецы, чувствуют её появление. Желая предотвратить необратимую силу древнего ритуала, они решают пробудить ото сна Чёрного Графа. Годы в могиле ожесточили его сердце. Он знает, что согласно заклятию, только жалость юной невинной девушки способна вернуть его в прежний мир. Пообещав Испанке снова оказаться на балу, Граф заполучает свой шанс вырваться из мрачного заточения.

Действие 2
Париж. В роскошной бальной зале старого особняка танцуют пары. Среди всех выделяются Жизель и Альберт, чувства которых едва успели разгореться. Внезапно, посреди торжества, появляются вилисы, невидимые для присутствующих гостей. Как тени скользят они меж вальсирующих пар. И только чистая душа Жизели позволяет ей заглянуть за границы привычного мира, где Мирта рассказывает ей историю о любви и предательстве. Чтобы вновь увидеть Повелительницу Вилис, девушке достаточно лишь трижды коснуться рукою пола.

Отвлеченная внезапным видением, Жизель замечает, как её возлюбленный в упоении танцует с юной испанкой. Не сумев насладиться своим чувством в жизни, Граф приводит её на бал, чтобы лишить любви тех, кто так близко сумел к ней подступиться.

Не в силах пережить боль измены, Жизель взывает к вилисам. Снова появившись на балу, Мирта и её призрачные спутницы образом неотвратимого возмездия предстают перед изумленными гостями. Желая остановить безудержную пляску смерти, в которую вилисы вовлекают Альберта, Жизель жертвует собой ради его спасения.


О спектакле
В июне 2021 года в особняке Мясникова компания «Сен-Мишель Балет» представила петербургской публике премьеру спектакля «Жизель. Возвращение в Париж» в постановке Михаила Венщикова.

«Жизель» — одно из самых старинных и самых известных балетных названий. Имя главной героини спектакля стало не только символом милосердия и любви, что «сильнее смерти», но и символом романтического балета с его утонченной эстетикой и драматургией, построенной на игре контрастов. Остается вопрос: Жизель — простая деревенская девушка, пейзанка, откуда взялся Париж? Разве возможно вернуться туда, где никогда раньше не был?

Чтобы на него ответить, нужно обратиться к истории, которая хоть и стремится к известности, но всегда сопротивляется полному разглашению, оставляя множество потаенных уголков и малоизученных подробностей.

Итак, ровно 180 лет назад, в июне 1841 года в Париже состоялась премьера балета «Жизель» Адольфа Адама. В заглавной роли блистала великолепная и несравненная итальянка Карлотта Гризи, постановщиками хореографии выступили Жан Каролли и Жуль Перро, авторами либретто — Сен-Жорж, Жан Каролли и Теофиль Готье. Премьеру ждал успех, парижская публика была поражена в самое сердце. Фокус авторов спектакля удался. С одной стороны, зрители попадали в экзотическую для них обстановку деревенской идиллии и фантастический мир вилис. С другой стороны, в балете чувствовался дух времени, дух Парижа 40-х годов, с его роскошными балами, вихрями вальсов, уносящих юных барышень яростными, безжалостно ускоряющимися темпами.

Тот спектакль, которому рукоплескал Париж в июне 1841 года, был в равной степени общим детищем всех создателей. Но, будет справедливо заметить, что зерно идеи, взращенное мастерами театра, принадлежит лишь одному из них — французскому поэту, прозаику и театральному критику Теофилю Готье. Как истинный художник он находил свое вдохновение в том числе и в трудах своих коллег. Воображение писателя надолго захватил рассказ Генриха Гейне о германских легендах, среди которых есть история о вилисах — невестах, умерших до свадьбы. «Несчастные юные создания не могут спокойно лежать в могиле, в их мертвых сердцах, в их мертвых ногах жива еще та страсть к танцу, которую им не пришлось удовлетворить при жизни, и в полночь они встают из могил, собираются толпами на больших дорогах, и горе тому молодому человеку, который там с ними встретится». Эти строки воодушевляют Готье на создание балетного сценария. Но, смущаемый мыслью о том, что в этой «сладострастно-зловещей фантасмагории» так мало общего с реальной жизнью, и охваченный стремлением приблизиться к зрителю, в поисках материала он обращается к сборнику поэзии своего современника Виктора Гюго.

«Я, не знающий театральных перипетий и требований сцены, хотел запросто переложить в действие Первого акта восхитительную „Ориенталию“ Виктора Гюго. Зрители увидели бы прекрасное бальное зало какого-нибудь принца: люстры зажжены, цветы поставлены в вазы, буфеты наполнены, но гостей нет. На мгновение появляются вилисы, которых привлекает надежда завербовать какую-нибудь новую подругу и удовольствие потанцевать… Прибытие господ и дам заставляет легкие тени вилис скрыться. Танцевавшая всю ночь Жизель, была застигнута как юная Испанка (героиня стихов Гюго), утренним холодом, и бледная царица вилис, невидимая для всего света, положила бы холодную руку ей на сердце», — объясняется Готье в письме к Гейне.

«Призраки не могут существовать в Париже после полуночи, когда в Опере веселье достигает апогея. Все смеется и скачет на бульварах, весь свет устремляется на балы», — возражает Гейне своему другу. После чего в соавторах либретто появляется Сен-Жорж, который и сочиняет хорошо знакомый сюжет о переодетом Графе и невинной прелестной крестьянской девушке, он же отправляет вилис в более привычный для них ночной лес.

Но сегодня, когда блеск парижских балов, так же туманен и призрачен, как бестелесные вилисы, автор постановки «Жизель. Возвращение в Париж» счел уместным воссоединить эти стихии на сцене, руководствуясь подсказками, дошедшими до нас в записках Теофиля Готье.